Фламенко

Фламенко – очень молодое искусство, история которого насчитывает не более двух веков. С тех пор, как во фламенко стала использоваться гитара, оно находится в постоянном развитии. Это вполне закономерно: такая богатая, насыщенная, самобытная музыкальная культура не может находиться в застойном состоянии: сказывается ее бесспорное смешанное происхождение.

Фламенко по сути – продукт поглощения, впитывания, слияния различных культур; а сама идея слияния имеет очень древние корни. Один из классиков фламенко  много лет назад сказал: “Можно петь в сопровождении оркестра, а можно – в сопровождении свирели, подо все можно петь!” Новое фламенко не родилось в 80-ые, это “другое” фламенко существует уже много десятилетий. Движение – вот, что важно. Движение означает жизнь.

Точной даты возникновения  фламенко нет, его корни  уходят вглубь веков. История этого истинно андалузского  продукта испанской культуры, который поначалу был довольно закрытым и герметичным, овеяна облаком мифов и загадок. Любое фольклорное явление происходит от древних традиций и представляет собой некое коллективное творение. О фламенко же известно, что оно существует около двух веков. Что в основе? Красивые мавританские мечтания, непостижимые фантазии, сладострастие, когда всякая логика утрачивает силу:?

В 19-м веке термин “фламенко” обретает более конкретное содержание, нам близкое и привычное. Кроме того, в середине века это определение начинает применяться к искусству. Согласно утверждениям исследователей, первые исполнители фламенко появились в Мадриде в 1853 году, а в 1881 уже публикуется первый сборник песен фламенко Мачадо и Альвареса. С появлением кафе кантанте, в которых исполнение фламенко начинает носить профессиональный характер, ведется непрерывная борьба между теми, кто яростно защищает чистоту искусства, и сторонниками дальнейшего распространения и развития фламенко.

В 20-м веке фламенко возрождается, обогащается за счет авторских интерпретаций, нововведений. Да, корни фламенко теряются в таинственном прошлом, но в течение последних двух веков оно обретает форму, претерпевая немногочисленные принципиальные изменения, с тех пор как вышло за рамки той первоначальной среды, его породившей. Практически не осталось места для экспериментов, что объясняется абсолютным культом традиционного исполнения. Несмотря на то, что в настоящее время песни исполняются так же протяжно, как и в былые времена, такого эмоционального надрыва, какой мы можем слышать на записях первой четверти 20-го века, уже нет.

Говоря об изменениях, мы имеем в виду авторские римейки и аранжировки, появляющиеся повсеместно, как снежный ком. В этом смысле стоит упомянуть громадный труд,  составленный Антонио Майреной (1909-1983), который сказал, что пение фламенко не может  носить глобальный характер. Несмотря на то, что этот певец является сторонником всеобъемлющего знания о данном виде искусства, возникло много споров о том, справедливо ли отнесение к фламенко различных песенных жанров, представленных в его труде.

Песенные стили уже сформированы, и к генеалогическому дереву больше нечего добавить. Фламенко – фольклорное творчество, находящееся за семью печатями, поэтому так хорошо сохранившееся почти в первозданном виде. В настоящее время наблюдается тенденция к сохранению искусства в чистом виде: фламенко  тем лучше, чем более выдержанный вкус имеет.

Сделать революцию во фламенко по силам только выдающимся артистам исключительных способностей, которые чтят традиции. Стоит упомянуть  дуэт величайших артистов фламенко, проработавших большую часть своих жизней  вместе: Камарон и Пако. Четверть века назад появились творческие группы исполнителей с мировым признанием, среди которых  Пако де Лусия и Маноло Санлукар (гитара), Антонио Гадес и Марио Майя (танец), Камарон и Энрике Моренте (пение). Диктатура кончилась, и фламенко начинает окрашиваться в иные цвета. Вводятся новые музыкальные инструменты, появляются новые музыкальные формы в пении и игре. Яркий тому пример – творчество Пако де Лусия и Камарона, которые для целого поколения дали новое определение фламенко.

Тем не менее всегда найдутся инакомыслящие и несогласные, как то: исполнители фламенко, отказавшиеся от соблюдения традиций, музыканты других направлений, интересующихся фламенко; беспокойные души от других музыкальных традиций. Историяфламенко – нескончаемая цепь  нововведений и примесей, но любая эволюция всегда имеет двойственное значение.

Естественное развитие. Возникнув, фламенко исполнялось в семейном кругу и не выходило за его пределы.  Дальнейшим распространением и развитием оно обязано истинным творцам-исполнителям, искавшим свои пути развития и именно поэтому оставившим след в истории.

Последний виток развития фламенко сводится к реинтерпретациям. Не имеется в виду прогресс как таковой (например, введение новых инструментов), а попытки возродить фламенко, вернуть ему былую славу. Нет смысла отрицать, что большая часть правил была создана для того, чтобы быть нарушенными, но как бесписьменное музыкальное творчество, как любое закрытое и потому хорошо сохранившееся фольклорное явление фламенко должно быть сдобрено страстью.

В конце 20 века можно говорить о “смешанном культурном элементе”. Наибольшую ценность в этом смысле представляют смелые эксперименты, в которых должное уважение отдается первозданным ритмам. Чтобы говорить об авангардизме, необходимо вернуть те глубокие, затрагивающие душу чувства, которые с каждым разом все реже встречаются  во фламенко.

Смешение различных культур в современной Испании  не дань моде, но очень древняя история с глубоким смыслом.  Испания – пограничная область Европы, состоящая из различных рас и культур как следствие. Её сила заключается в том, что она может все ненужное отфильтровать. Нельзя идти на поводу у моды и составлять мозаику из музыкальных групп, представляющих разные фольклорные течения. Необходимо проделывать двойную работу: привезти из-за границы то, что нужно, впоследствии тщательно переварить, пропустить через себя, чтобы сделать явлением собственной страны. Конечно, мы не призываем сесть на самолет, облететь земной шар, нахватать всякого разного оттуда и отсюда, чтобы бросить потом в кастрюльку, а повар нам приготовит новый жанр и ритм по моде этого сезона.

Есть определенный смысл в том, что приверженцы фламенко чтят традиции, что имеет и положительные, и отрицательные стороны. В частности, строгое следование традиции делает невозможным глубокое понимание фламенко. Пение, стили, мелодия фламенко подобны живому организму: они заслуживают уважения, что означает постоянное развитие, а всякое движение, как известно, есть жизнь.

В таком стремительно развивающемся индустриальном обществе, как современное, где идеалы обесцениваются, где искусство перестает иметь значение, вполне понятны пессимистические настроения фламенкогологов, которые за искусством фламенко не видят будущего и описывают его в своим трудах, как если бы это было мертвое искусство. “Фламенкогология” (или “фламенковедение”) как наука копается в прошлом. Книга с таким название была написана Гонсалесом Климентом в 1955 году и дала название разделу искусствоведения, изучающего фламенко. Ввиду отсутствия письменных документальных доказательств, ученые много времени занимались гипотезами происхождения фламенко, что сделало его достаточно закрытым и непопулярным искусством. Дальше больше: постоянные нравоучения и вознесение на пьедестал идеалов.

В качестве доказательства тому, что фламенко до сих пор живо, выступает тот факт, что фламенко не чуждо другим культурным или социальным течениям. В начале 20 века его начали исполнять в кафе кантанте  Фалья, Лорка, Нинья де лос Пейнес подняли его на интеллектуальный уровень;  Маноло Караколь и Пепе Марчена способствовали появлению фламенко на радио и на аудионосителях; оно вошло в историю музыки с Майрена и приблизилось к культовой поэзии с Менесе. Пако де Лусия и Камарон добавили немного мотивов хиппи, Пата Негра – настроения панк-культуры, Кетама, Хорхе Пардо и Карл Бенавент – джазовых нот и ритмов сальсы.

Очень хотелось бы обратить внимание на то, что чистота исполнении фламенко превратилась в разменную монету, в аргументы, к которым прибегают журналисты, которым больше не о чем писать. Весьма радует то, что появилось поколение, которому удалось избежать споров о чистоте и нововведениях в искусстве фламенко.

В настоящее время достаточно затруднительно дать оценку  тому, что происходит. Сейчас найдутся такие, кто скажет, что за последние 50 лет сильно ухудшились и техника исполнения, и ритмика, что достойно внимания  только пение стариков. Другие считают, что лучшего момента для фламенко, чем  в настоящее время, и не найти. “Фламенко только за последние 15 лет  претерпело больше изменений, чем за всю свою историю”, – утверждает Барберия, который, как многие другие, за точку отсчета нового видения фламенко принимает диск Камарона де ла Исла “Легенда времени”, вышедший в 1979 г.

Чистое фламенко не старое фламенко, но древнее, от этого более ценное. Во фламенко умирающий почтенный старец подобен сожженной книге, сломанному диску. Если говорить о музыкальном примитивизме, чистоте и подлинности исполнения, становится очевидным  сложность сделать что-то новое. Когда певец исполняет песню, а музыкант аккомпанирует ему на гитаре, они оба как бы осуществляют акт воспоминания. Чувства – это тень памяти.

Огонь, умирающий для того, чтобы родиться, – это фламенко”. Такое определение дал ему Жан Кокто. Тем не менее, во фламенко очень много “клубов по интересам”: наравне со сторонниками чистоты стиля есть и приверженцы новых форм и звучаний.  Именно поэтому очень важно сотрудничество музыкантов, представляющих различные направления. Здесь уместно вспомнить совместные работы Пако де Лусия и Кетама.

И в довершение хочется привести высказывание Альвареса Кабальеро, одного из наиболее влиятельных современных критиков:”Только дуэт певца и гитариста на сцене встретишь крайне редко, это скоро станет архаизмом. Тем не менее, мне очень бы хотелось ошибиться в своих прогнозах”. Он, безусловно, ошибется. “Чистое”  фламенко не исчезнет.

История Фламенко

В большинстве случаев, когда речь идет о происхождении фламенко, мало кто вспоминает историю южной части Иберийского полуострова до 18 века. Тем не менее, не лишено логики предположение, что смешение и взаимообогащение культур, происходившее в Андалузии на протяжении всей ее истории, оказало заметное влияние на развитие этого вида искусства, имеющего народные корни.

Сказалось на становлении фламенко греко-римское влияние: оно чувствуется в средневековых византийских литургических песнопениях. Композитор Мануэль де Фалья указывал на сходства в мелодии и нисходящей минорной гамме. Грегорианские пения во время литургических церемоний, ассимилировавшись, внесли свои мелодические рисунки, с восточным акцентом.

Во фламенко чувствуются отзвуки индийских музыкальных традиций, это отмечают и музыковеды, и музыканты. Помимо индийского сильно сирийское и персидское влияние. Можно вспомнить хотя бы уроженца Багдада Абульхасама Али Бен Нафи (Зирьяб), который был придворным музыкантом во времена Кордовского Халифата с Абдеррахманом Вторым во главе (822-852 гг. н.э.). “Черной птице”, объекту исследований для ученых и источнику вдохновения для творцов, Пако де Лусия в 1990 г. посвятил альбом “Зирьяб”.

Семивековое арабское господство на Иберийском полуострове (711-1492 гг.) оставило значительный след в политической, научной и культурной жизни Иберийского полуострова, и музыка не исключение. Может быть, арабское влияние в музыке одно из наиболее осязаемых. Можно провести параллели между модуляциями и мелизмами в таких песенных фламенковых формах, как тона и сигирийя, с одной стороны, и призывах на мусульманскую молитву. Также наблюдается сходства в ритмических рисунках.

Постепенное политическое разобщение арабско-андалузских территорий, начавшееся в 1236 году с падением Кордовы и продлившееся до 1492 года (год завершения Реконкисты), открывает христианским королевствам, расположенным на севере полуострова, двери богатого культурного рога изобилия. Вопреки всеобщему мнению, согласно которому “Кастилья стала более андалузской, чем Андалузия – кастильской”, начиная с 15 века, культуры других стран вносили более значительную лепту в развитие музыкального репертуара Андалузии, чем казалось на первый взгляд. Размеры многих стилей фламенко, взятых из романсов и кастильских сегидий, верны “своим корням” и даже влияют на становление ритмических норм стилей фламенко.

Между северной и южной частями Иберийского полуострова времен Аль- Андалуса (Современная Испания) установилась тесная культурная взаимосзвяь. Так, исповедующие ислам арабы-завоеватели довольно терпимо относились к христианам, жившим на полуострове. Доказательством тому являются зехель (заджаль) и хардж – “традиционные песенные формы, финальные куплеты, написанные на романском диалекте (наречие христиан Аль-Андалуса), которыми завершался арабский мувашшах – поэма, написанная на арабском или еврейском языках” (Словарь Королевской Академии Испанского Языка).

Возникновение и дальнейшее развитие фламенко тесно связаны с таким ключевым историческим фактом, как прибытие цыган в Испанию. Самый древний документ, свидетельствующий об этой иммигрантской волне, подписанный королем Альфонсом Великим, восходит к 1425 году. Тем не менее, не отрицаются гипотезы, согласно которым цыгане пришли в Испанию намного раньше из Африки, точнее, из Египта. В пользу этой теории говорит этимологическое родство слова “цыган” и топонима “Египет”. Вместе с тем большинство исследователей придерживается версии, что цыгане происходят из Панджаба – северо-восточного региона Индии, из которого в 7-14 вв. и началось переселение кочевых племен.

Цыгане, поселившиеся на юге Иберийского полуострова, столкнулись с сочным, ярким андалузским фольклором, который, будучи тщательно переваренным и усвоенным, стал частью цыганской культуры, имевшей восточные корни. Пьер Лефран, исследователь цыганской культуры, придерживается той точки зрения, что симбиоз двух культур – культуры цыган и морисков – наиболее способствует развитию искусства. Мориски – обращенные в христианство мавры для избежания выселения за пределы Иберийского полуострова, тем не менее, следуют музыкальным традициям Аль-Андалуса. Считается, что цыганское влияние на фламенко проявляется, прежде всего, в манере исполнения, но не в творческом плане. Однако каким бы распространенным ни было это предположение, оно вызывает споры и по сей день.

В течение последующих трех веков после падения Кордовского Халифата фламенко  несколько утрачивает характерные для южных регионов Испании черты. Дело в том, что Севилья, будучи воротами в недавно открытую Америку, превратилась в бурлящий деловой центр Европы (впоследствии эта эстафетная палочка была передана Кадису). Через нее осуществляются все торговые и деловые сделки с Америкой, а также происходит тесный межкультурный обмен. Андалузские песни и танцы, привезенные в Америку, претерпев кое-какие изменения, вернулись обратно в форме гуахиры, милонги, коломбианы, румбы, видалиты – жанры, ставшие популярными в начале 20 века благодаря великим кантаорам эпохи.

Никто точно не назовет исторический момент, в который фламенко из местечкового превратилось в искусство профессиональных исполнителей. Первое сохранившееся в письменных источниках имя собственное принадлежит кантаору Тио Луису де ла Хулиана, чье существование, однако, не доказано. Первые профессиональные исполнители фламенко появились в середине 18 века. История становится более ясной с появлением Эль Планеты, кантаора из Кадиса, начавшего свою карьеру с исполнения тона и сегирийи в севильском квартале Триана. В классическом треугольнике Севилья – Херес – Кадис, являющемся колыбелью фламенко, возникают такие имена, как Эль Фильо – воспитанник Эль Планеты, Хуан де Дьос, Пако ла Лус, Ла Андонда, Локо Матео, Курро Дурсе – пение; Ла Канделариа, Ла Кампанера, Ла Перла, Эль Хересано, Мирасьелос – танец; Колирон – гитара.

Многие за дату рождения фламенко принимают конец 19 века. О фламенко пишут в таких газетах, как “El Porvenir”, “La Andalucia”, “El Cronista”, “El Espanol”, “El Noticiero Sevillano”; о фламенко пишут восторженные романтики, писатели и путешественники Шарль Давилье, Теофил Готье, Ричард Форд, Александр Дюма и Джордж Борроу…

Многие европейские путешественники,  которых привлекало все экзотическое – а искусство южной части Испании таковым и представлялось, – в романтическом порыве исколесили всю Андалузию, в тот век, который начался Освободительной войной, принятием Кортесами Кадиса (кортесы – парламент) первой Испанской Конституции (1812г.), а завершился тщетными попытками индустриализации и звонким кризисом 98 года. Население Испании пыталось заглушить свои страдания, забыть о своей нищете и нужде с помощью своих танцев и песен. Об этом повествует Серафим Эстебан Кальдерон, писатель из Малаги, в своем рассказе “Танцы в Триане” (1831 г.) из книги “Сцены из андалузской жизни”. В этом  рассказе говорится об андалузском празднике, на котором автору посчастливилось услышать пение самого Эль Планеты, одного из первых профессиональных кантаоров эпохи. Джордж Борроу, в 1841 году в Англии публикует эссе “Синкали, цыгане Испании” из цикла очерков об Андалузии. Шарль Давилье в  1862 году в очерке “Путешествие по Испании”  описывает праздники простого испанского народа, с танцами и песнями, которые проходили при свечах в патио – внутреннем дворике испанского дома, или в тавернах. Список заметок, очерков, рассказов, эссе посвященных описанию обычаев, привычек, народного творчества, довольно обширен. 

Ежедневные события из мира искусства находили свое отражение в прессе тех лет; периодические издания были источником информации о спектаклях, представлениях, программах обучения в танцевальных школах и т.д. Например, в одном из изданий от 14 июля 1850 года читаем: “Академия танца дона Мигеля Баррера, находящаяся на улице Тарифа, является одним из известнейших хореографических училищ уже 5 лет”.

 

 

 

 

Раннее фламенко вызревало в тесных семейно-соседских кругах, в патио, в пивных, тавернах, при свете луны и свечей. Фламенковые танцевальные стили тесно соприкасались и с фольклорными стилями – андалузскими и испанскими в целом. Район Севильи Триана считается “колыбелью” фламенко, а забегаловка Тио Миньярро была одним из первых заведений, где оно исполнялось. Пели поло (polo), тона (tona), танцевали соронго (zorongo), ронденью (rondena), сапатеадо (zapateado), халео (jaleo). Этим танцам учили в школах танца, выставочных салонах, ориентированных прежде всего на туриста. Мануэль де ла Баррера и Луис Ботелья руководили в Севилье двумя крупнейшими салонами того времени.

В скором времени конкуренцию салонам составили кафешантаны (cafe cantante). Первый из известных появился в Севилье в 1847 г. и принадлежал семье Лос Ломбардос. Анхель Альварес Кабальеро в своей книге “Танец фламенко” так говорит о кафешантанах: “Эти заведения серьезнейшим образом способствовали развитию фламенко хондо. Дело в том, что спектакли и были тем, ради чего все затевалось, и виду большой конкуренции хозяева кафе были заинтересованы показать качественный продукт, чтобы привлечь больше посетителей”. Период кафешантанов считается “золотым веком” в истории фламенко, тем не менее, кафешантаны ассоциируются не только с фламенко, но и с проституцией, нищетой и насилием.

Список кафешантанов, в которых давались представления фламенко на рубеже 19 и 20 веков, довольно обширен: El Cafe del Burrero, el Cafe de Novedades, el Cafe del Arenal, el Cafe Filarmonico, Kursaal Central Cafe. И это – только в Севилье. В таких кафе начали свою карьеру Антонио Чакон, Мануэль Торе, Ла Сернета, Конча ла Карбонера, Эль Канарио, Хуан Брева, Ниньо де Эскасена, Малена, Нинья де лос Пейнес и Сильверио Франконетти, впоследствии ставший управляющим одного из наиболее посещаемых заведений подобного рода. К концу первой трети 19 века растущий интерес кинематографа и публики к незамысловатым по содержанию куплетам в конечном итоге вытесняет фламенко хондо из этих таблао. Отныне искусство фламенко вынуждено искать новые пути к сердцу зрителя, такие, например, как опера фламенко и театрализованное фламенко.

Говоря об истории фламенко, нельзя обойти вниманием Сильверио Франконетти. В довольно юном возрасте он был настолько очарован пением великого Эль Фильо, что вопрос о выборе занятия жизни был решен сам собой. Он выступал на различных сценах, подмостках, кафе, тавернах, таблао Испании, показывая то, чему научился в кузнице. В конце концов, он сам стал управляющим одного из кафешантанов – еще одной площадки, на которой выступали и Сильверио Франконетти, и Томас эль Нитри, и Хуан Брева.

Томас эль Нитри, племянник Эль Фильо, был первым кантаором, получившим “Золотой ключ пения”. Существует несколько версий того, как именно проходило вручение награды. Наиболее распространенная говорит о том, что кучка увлеченных фламенко личностей вручила Томасу награду в Кафе Без Крыши в Малаге в 1868 году. По другому предположению “церемония” награждения проходила на празднике в кадисском районе Хереса-де-ла-Фронтера. Единственное, что не вызывает сомнений, так это фотография, на которой кантаор запечатлен с наградой. На протяжении многих десятилетий Ключ был яблоком раздора, его вручение всегда происходило при довольно необычных обстоятельствах. В 1926 г. он был вручен Мануэлю Вальехо, в1962 – Антонио Майрена, в 2000 – посмертно Камарону.

В конце 19 века, с изобретением фонографа Томасом Эдисоном, фламенко получает широкую известность. Для продвижения изобретенного аппарата записываются национальные мелодии различных уголков земли, среди них и фламенко. Первые записи фламенко были сделаны в Кадисе и Севилье; в газете “Севильский Вестник” упоминается о первой записи  22 ноября 1895 года. Хуан Брева был одним из первых кантаоров, оставившим свое творческое наследие на вощеных барабанах. Антонио Чакон, Каганчо, Ниньо де Кабра, Пака Агилера, Ревуэльта, Пако эль де Монтилья (Мочуэло) также записывали свои песни подобным образом.

 

Чуть позже на смену фонографу приходит изобретение Эмиля Берлинера – граммофон. В начале 20 века появляются грифельные пластинки, первые международные дискозаписывающие компании спешат захватить испанский рынок, представляющий большой интерес. Американская International Zonophone Company; французские Du Gramophone и Pathe, изобретшие сапфировую иглу для записи; немецкие Dacapo, Homoko, Homophon, Talking Machine GMBH, чьи диски продавались в Касса Фадас в Мадриде, – вот одни из первых звукозаписывающих компаний. Эль Пенья, Ниньо де Кабра, Эль Гарридо, Эль Мочуэло и Пака Агилера, среди многих других, были первыми исполнителями, чьи записи появились на грампластинках.

Фламенко, исполняющееся уже на профессиональном уровне, постепенно распространяется и за пределами Андалузии. С середины 19 века проходят пока еще немногочисленные праздники фламенко, организованные такими известными фигурами того времени, как Хуан де Диос, Луис Алонсо, популярными танцовщицами и самими Сильверио. Основных мест проведения подобных вечеринок два: трактиры на пути в Толедо, начиная от площади Пласа Майор; и район Площади Святой Анны, с кафешантанами и забегаловками типа Вилья Роса или Лос Габриэлес, появившиеся в начале 20 века. Дворцовые страсти ко всему, что имеет отношение к фламенко, доходят до такой степени, что интеллигенция конца 19 века, известная более как “поколение 98 года”, начинает антифламенковую кампанию, чьи отзвуки доходят и до Франции.

Следующее же поколение, в ответ на позицию поэтов конца 19 века, сделало фламенко своим источником вдохновения, тем более что ему хотелось возродить культурное народное наследие. В связи с этим стоит упомянуть Рафаэля Альберти. Херардо Диего, Висенте Александра, Хорхе Гильена, Педро Салинаса и+ Федерико Гарсия Лорку, особенно Лорку. Его перу принадлежит сборник баллад “Цыганский романсеро” и фортепианные записи популярных испанских песен в исполнении Ла Аргентиниты. Произведения великого поэта, расстрелянного во времена Франсиско Франко, вдохновляло и продолжает вдохновлять кантаоров и байлаоров.

Благодаря стараниям поэта Федерико Гарсия Лорки и композитора Мануэля де Фалья – великого экспериментатора в музыке, а также другим артистам различных художественных дисциплин, которые собирались в Художественном Литературном Центре Гранады, был организован первый конкурс исполнителей канте хондо, целью которого было пересмотрение взглядов на это песенное искусство, находящееся в упадке. Конкурс проходил два дня – 13 и 14 июля 1922 года в Гранаде, средства на проведение мероприятия выделил муниципалитет города, а председателем жюри был Антонио Чакон. Конкурсанты боролись за приз в 8500 песет. Победителем стали Диего Бермудес (Эль Тенасас) и Маноло Караколь. Второе место разделили Кармен Салинас, Хосе Солер, Фраскито Йербабуэна. Третье и четвертое – Ла Гаспача, Кончита Сьерра и Ла Гойита. Среди гитаристов победителями стали Хосе Куэльар и Ниньо де Уэльва.

Количество городов Испании, охваченных фламенко, растет. Фламенко, однако, терпит качественные изменения, чтобы занять театральные площадки и арены для боя быков. Этот период, начавшийся во второй половине 20 века, известен как расцвет оперы фламенко. Это название было придумано хитрыми импресарио как ловкий коммерческий ход, позволявший заметно снизить размер налогов. Фламенко сопровождается оркестровыми аранжировками, в представлении сочетаются элементы различных стилей – испанский фольклор и латиноамериканские мотивы. Фламенко становится искусством для широкого круга зрителей. Нинья де лос Пейнес, Пепе Пинто, Мануэль Торре, Маноло Караколь, Эль Ниньо Глориа, Анхелильо, Мануэль Вальехо, Хосе Сеперо, Ла Нинья де Ла Пуэбла, Хуанито Вальдеррама – известные исполнители этого периода.

Формат исполнения фламенко, заданный театральными рамками, способствует так называемой эмансипации гитары и появлению соло для гитары, которая до этого момента была лишь элементом аккомпанемента песне и танцу. Среди известных гитаристов той эпохи стоит назвать Луиса Янсе, Рамона Монтойя, Маноло де Уэльва, Хавьера Молину, Мигеля Борруля, Ниньо Рикардо, Сабикаса…

Обои Кривой Рог Обшивка балконов Кривой Рог